Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Однажды сказанное

Случайно выпавшее

Свои афоризмы, цитаты, высказывания, не крылатые выражения

 

День рождения – гуляют все,

а хорошо одному…

 

Ума мало,

опыта кот наплакал,

но зато такой мудрый!

 

Когда «косячили» – не подставлял,

если «бил» подчиненных,

то не больно.

 

Ну, распилил я гирю.

- И шо дальше?

 

Он так сильно подпрыгнул,

что забыл – зачем?

 

Не «китайская» лапша

Уши «сушит» не спеша

 

Тяжко – когда не знаешь,

а когда ещё и забыл…

- Что забыл?

- Что не знаешь…

 

Какой бы «сукой» не была бы женщина –

мужчина всё равно остаётся «сволочью»…

 

У некоторых бизнесменов есть патологическая неспособность

читать дальше первой страницы

 

Лучше сдохнуть в деле,

чем помереть в больнице

 

Не задавайте мне вопросов –

И вам не придется краснеть

 

Я понимаю, что ты – женщина,

Но я не понимаю,

 почему ты хочешь понимать всё как мужчина

 

Как бы высоко я не был –

всё равно находился тот, кто плевал сверху

Как бы низко я не падал –

всё равно появлялся тот, кто протягивал руку за помощью

 

Те, кто понял – молчат,

Кто не понял – беснуются

 

Люди, страдающие весельем и остроумием,

 живут дольше

 

Да коты ближе к мужчинам,

 чем мужчины к женщинам,

наступит март и вы вспомните об этом

 

Человек начинает стареть в тот момент,

когда перестает воспринимать всё новое

с той же скоростью как большинство окружающих

 

Нет, у меня сервис не полный:

Ежики есть, а тумана нет…

 

Время нельзя найти –

оно каждую секунду другое…

 

Вы посадили черенок для будущих граблей,

на которые вам суждено…

 

Халявы не существует…

Халява – это искушение…

Взяв халяву, мы даем разрешение на то,

чтобы у нас что-нибудь забрали

или что-нибудь не дали нам в этой жизни…

Мы этого не замечаем и поэтому считаем,

что халява для нас проходит безнаказанно…

Только мы что-то теряем или не получаем в 10,

100 или в 1000 раз больше чем получили в виде халявы…

 

У времени нету дат –

Даты выдумал человек…

 

Не берите в голову то,

что туда не помещается

 

У фактов нет оправдания…

И фактам не нужны оправдания

 

Пьяный мужчина – животное,

пьяная женщина – дьявол…

Меркантильное отношение к Пушкину

*Небылица*

 

Самолёт взлетел, все отстегнулись.

В бизнес-классе было всего шесть человек.

Пожилая женщина, лет этак под семьдесят,

впрочем, одевающаяся и старающаяся выглядеть

как неувядающая Софи Лорен…

Пара в возрасте между 45 и 55 лет.

Возможно, только он бизнесмен,

возможно, они занимаются своим бизнесом совместно…

Одинокий мужчина 45 – 50 лет сел в последнем ряду бизнес-класса

и сразу попросил газеты.

Они все сидели в одном ряду по правую сторону…

По левую сторону сели двое мужчин…

Один из них, лет 65 – 67 с задорным видом разглядывал бортпроводниц.

В его взгляде не было ни похоти, ни возжелания, ни страсти…

Он просто любил изучать людей,

Смотреть: как они себя ведут в повседневной жизни…

Не каждый же день можно увидеть бортпроводницу на работе,

Да, продавщиц близлежащих магазинов он уже всех знал…

И знал, кто из них и что может ответить на его вопрос:

- Какая у вас погода?

Они привыкли к его попервоначалу странному вопросу…

Он умел задавать странные вопросы – такие,

которые заставляют людей задуматься…

А после этого,

как только человек попадал в собственный же омут полета мыслей –

Задорный старичок мог выведать очень многое.

Профессия у него раньше была такая –

выведывать, выспрашивать,

сочувствовать, сопереживать,

«прожить» эмоции с другим, понять и подбодрить,

а иногда и дать хорошего пинка размазывающему сопли человеку –

конечно, только словами…

Рядом сел мужчина около 40 лет и сразу достал планшет.

Вид у него был двойственный.

Поначалу любому могло показаться, что он сильно расстроен чем-то.

Чем-то очень значительным, чем-то важным, чем-то существенным…

Старичок долго приглядывался к нему (полёт был долгим).

Мужчина постарался устроиться в кресле поудобнее,

и это невольное движение повернуло планшет к старику.

Он увидел: что именно читал его сосед.

Он читал стихи.

Интерес старичка к соседу моментально вскипел.

Это было непредсказуемо, это было невероятно для него.

Увидеть рядом в самолете человека,

всем своим видом показывающего успешность бизнесмена

или очень значительного менеджера…

И тут – стихи… стихи Пушкина…

Мозг старичка кипел от непонимания:

- Почему, зачем он читает стихи Пушкина?

Сейчас и детей еле можно заставить ради школы их прочитать?

Что он в них находит…

Сосед читал уже полтора часа…

Старик не выдержал, но не успел.

Сосед повернулся к нему, отложил планшет и спросил:

- Вы что-то хотели узнать?

Старичок чуть не потерял дар речи.

Впервые в жизни с его просто гигантским опытом «расшевеливать» людей

- его опередили.

В последнюю секунду, в последнее мгновение,

в последний вздох перед вопросом…

Единственное, что он мог сказать:

- Почему Пушкин?

- Меркантильное отношение к стихам…

Можно ли было предугадать такой ответ?

Старичок ещё больше осознавал что проигрывает,

просто в пух и прах.

Он пробовал подобрать наводящий вопрос,

но ничто не приходило на ум.

Сосед продолжил:

- Я помогаю другим в переговорах,

текущие, в этом городе, я провалил…

Из-за этикета…

Потому что нельзя клиента взять за шиворот и осадить в кресло,

потому что нельзя сказать клиенту:

«Заткнись, ты несёшь ахинею, ты проигрываешь».

После всего этого надо как-то остыть,

забыть всё происшедшее и двигаться дальше…

Аутогенная тренировка не помогает мне…

Все эти: «Я спокоен, я неизбежно спокоен…» для меня –

полная чушь, когда прос…ёшь переговоры на 100 миллионов...

А стихи вытаскивают из этой обыденности…

Уплываешь, просто читаешь час, два, три…

Не стараешься что-то запомнить, что-то заучить –

просто читаешь, то одного поэта, то другого…

Как и кого выберешь наугад и читаешь…

Пока не вычистишь мозги для другой работы…

Чисто меркантильный подход –

не надо тратить деньги на психотерапевтов,

на ваших бывших коллег…

Старичок слегка подпрыгнул от ещё больше нарастающего удивления…

Его сделали как лежачего…

- Почему стихи? – может быть спрашивая,

может быть, утверждая, произнес сосед:

- О, это ещё и очень сильное оружие в устах мужчины.

В сердце каждой женщины есть или были стихи.

Может быть сейчас,

а может быть очень давно,

уже так давно забытое…

Но они были…

Она их читала, или она их слышала в песне…

И их можно вспомнить, прочесть.

Их можно напомнить или спеть.

Они смогут растворить печаль или её усилить…

И их она не забывает…

Даже если это было давно…

Необозримо очень давно…

И в каждую можно «проникнуть»…

Разным способом…

Один из них – стихи…

Единственное нужно –

понять, почувствовать,

увидеть, воспринять,

услышать и прошептать её любимые слова…

Её любые стихи…

Возможно, давно забытые слова…

А вы Задорный?

От резкого перехода старичок еле удержался в кресле

и не выпал как из русла его рассказа…

- Не-ет… Моя фамилия немного по-другому…

Но многие, иногда, меня так называют,

между собой – я просто у многих что-то спрашиваю…

Интересуюсь…

И что, что вы скажите о всех женщинах здесь?

- Сейчас увидите?

Сосед разглядывал всех присутствующих женщин.

К удивлению старичка сосед не делал естественной вещи –

естественной для всех остальных людей:

Когда взгляд женщины,

случайно или, может быть,

она почувствовала и оглянулась,

находил его взгляд – он не отворачивался.

И это больше смущало женщин, чем его,

кто-то из них не выдерживал,

особенно бортпроводницы (спросившие его дважды):

- Что?

Ещё больше, чем такое поведение,

старичка изумлял ответ соседа:

- Так, ничего…

Сосед в ответ тепло улыбался, слегка пожимал плечами и добавлял:

- Немного читаю… стихи.

Никто из женщин не мог понять:

Как на такое реагировать?

Никто и никогда не сталкивался с таким поведением…

Муж соседки начинал слегка вскипать,

а мужчина из последнего ряда отложил газету:

Когда ещё увидишь такой аттракцион?

Но то, что он увидел позже, превзошло все его немыслимые предвкушения

(он надеялся, что будет банальная потасовка).

Бортпроводница что-то забрала у мужчины из последнего ряда

и возвращалась обратно…

Как только она прошла соседа и старичка

сосед очень четко, но тихо сказал:

 

«Строен твой стан, как церковные свечи.

Взор твой - мечами пронзающий взор…»

 

Для девушки это стало полной неожиданностью,

она резко оглянулась, но продолжала идти…

Самолет слегка качнула,

девушка споткнулась и, падая, невольно схватилась за спинку кресла…

От неловкого движения,

от того что тело продолжало идти,

а разум переключился на странную вещь –

на любимые стихи…

произошёл небольшой конфуз:

пуговица блузки расстегнулась,

а боковая молния на очень обтягивающей юбке разошлась…

Это всё произошло для присутствующих так мгновенно и одновременно…

И стихи, и удивление девушки,

 успевшей поймать спинку кресла,

и поэтому не упавшей,  а только присевшей в проходе между креслами…

В следующую секунду она опомнилась,

слегка покраснела

прижала к груди газету, прикрыла рукой юбку

и насколько могла быстро ушла за шторку.

Вдогонку уходящей стюардессе сосед продолжил:

 

«Дева, не жду ослепительной встречи -

Дай, как монаху, взойти на костер!

Счастья не требую. Ласки не надо.

Лаской ли грубой тебя оскорблю?

Лишь, как художник, смотрю за ограду,

Где ты срываешь цветы, - и люблю!».

 

Слова он произнес очень четко и уже не тихо как первые.

Так, чтобы девушка их могла слышать за шторкой –

в то же время голос соседа не кричал,

он журчал, выделяя каждое слово…

Муж и жена переглянулись,

он подумал, что сосед идиот,

а она восхитилась, но про себя,

и спрятала свое желание такого же глубоко внутрь.

Из последнего ряда слышалось только цоканье и причмокивание… 

Пожилая дама не знала как реагировать.

Зависть и восхищение переплетались

с женской злостью и истошным криком внутри:

- Не мне, не мне, не мне…

Грусть прошедшего времени прожигала разум…

Сосед повернулся к старичку:

- Как? Почему именно это?

- Она изучает итальянский язык и была в Сполето…

Там лежит разговорник и закладка в нем, из Сполето…

Она постоянно что-то бормочет на итальянском…

Остальное – просто догадка, как видите – попадание…

- А что на счёт соседок слева? –

старичок не унимался,

Когда-то догадки не должны сработать?

Его сосед посмотрел на старика,

потом перевел взгляд на мужа соседки и спросил:

- Могу я задать вопрос вашей жене?

Муж ничего не смог сказать как только глупое: - Да.

Аттракцион продолжается

(в заднем ряду что-то захрюкало от счастья).

- Спасибо, - уже обращаясь к его жене:

- Ваше любимое время года - какое?

Возможно, осень?

- Да, и что?

- Тогда, возможно, это, -

и он тихо, опасаясь ошибиться произнес:

 

«Есть в осени первоначальной

Короткая, но дивная пора -

Весь день стоит как бы хрустальный,

И лучезарны вечера...».

 

И добавил сразу:

- Вы выросли в деревне?

Возникло замешательство…

Она не могла понять его вопроса –

весь разум был занять стихом,

про себя она продолжила:

 

«Где бодрый серп гулял и падал колос,

Теперь уж пусто всё - простор везде,-

Лишь паутины тонкий волос

Блестит на праздной борозде.

Пустеет воздух, птиц не слышно боле,

Но далеко ещё до первых зимних бурь -

И льётся чистая и тёплая лазурь

На отдыхающее поле...».

 

Она вздрогнула от поспешного ответа её мужа,

который подумал, что надо оправдать её молчание:

- Да, да она деревенская…

А, что сильно заметно?

Это оправдание произвело обратное впечатление.

Все подумали, что он смеётся над ней.

Старичок в замешательстве переспросил:

- Так именно этот стих?

Она повторила, но уже вслух:

 

«…Но далеко ещё до первых зимних бурь -

И льётся чистая и тёплая лазурь

На отдыхающее поле...».

 

- Иех… - только было произнесено с причмокиванием с заднего ряда.

Вторая стюардесса не выдержала и ультимативно,

с не прикрываемым желанием доказать обратное,

нависая над гадающим,

металлическим голосом произнесла:

- Со мной – не получиться.

- …Ять… – шоу должно продолжаться.

Галерка так и жаждала его.

Он спросил:

- Это ваш значок Севастополя на вашей блузке?

Вопрос для всех показался глупым

(если не сказать словами галерки: туповатым):

- Если он на моей одежде, то почему он может быть не мой?

- Да, - нелогичность вопроса сбила её с толку.

- То есть вы сами его купили в Севастополе?

- Да, - нелогичность продолжения ещё больше вводило её в недоумение.

- Возможно, ваша бабушка живет там,

ведь не всех в этот город пускают,

я прав?

- Да…

Никто не мог понял,

у неё есть бабушка или это относиться только к городу??

Неужели сдался?

Его молчание затянулось на показавшуюся вечность,

хотя прошла всего лишь минута…

Он четко, глядя ей в глаза произнес:

 

«Все отнято: и сила, и любовь.

В немилый город брошенное тело

Не радо солнцу. Чувствую, что кровь

Во мне уже совсем похолодела».

 

Видя, как её глаза одновременно в гневе и недоумении,

начинает заволакивать пелена, - продолжил:

 

«Веселой Музы нрав не узнаю:

Она глядит и слова не проронит,

А голову в веночке темном клонит,

Изнеможенная, на грудь мою.

И только совесть с каждым днем страшней

Беснуется: великой хочет дани.

Закрыв лицо, я отвечала ей...

Но больше нет ни слез, ни оправданий».

 

Она резко отвернулась и убежала за шторку…

Вдогонку был только щелчок пальцев с заднего ряда…

Наступила тишина…

Кто-то проиграл, но проигрыш был понятен…

Тишину разорвал тихий и скромный голос дамы:

- Теперь настала моя участь, не правда ли?

И он запел,

тихим, грудным голосом:

 

- Там вдали, за рекой

Зажигались огни,

В небе ярком заря догорала…

 

Первое слово пожилой дамы, вылетевшее на первых словах песни,

было ею не контролируемо:

- Неужели!!!

Последующие она успела поймать -

с силой двумя руками захлопнув раскрывшийся рот от удивления.

Держа свой рот за такой стеной

пожилая дама дослушала до конца…

Её удивление выдавали только глаза,

смеющие, а затем загрустившие от воспоминаний:

- Я уже не помню,

после первого или второго курса я поехала в стройотряд…

Был мальчик, с нашего же института…

Тогда пели такие песни…

Сейчас нет…

Самолёт приземлился.

Все потихоньку начали собираться.

В движениях пассажиров не было той обычной расторопности…

Все молча прощались с состоянием другой реальности…

Больше такого не будет и это понимал каждый…

Потихоньку все начали выходить…

Последними на выход пошли старичок и его сосед.

Старичок попрощался и вышел из самолета.

Невольно оглянулся на своего соседа…

Девушка стояла, слегка сомкнув кулачки…

Он взглянул на неё:

- Прости, я впервые так «высоко» читаю стихи,

Наверно перестарался.

Он слегка обхватил снизу кисть её руки и пожал извиняясь.

Кисть её руки потихоньку повернулась в его руке и разжалась.

Он почувствовал в своей ладони маленький кусочек бумаги.

И сжал свою руку, засунул в карман пиджака и оставил его в кармане.

- Когда? – спросил он.

- Когда решишь, - ответила она и поцеловала его в щеку.

Старичок, невольный свидетель слегка улыбнулся про себя:

- Стихи снова сработали.

- Ты проиграл, гони мои десять тысяч, -

радостно воскликнула жена, увидев идущего к транспортеру

догадливого соседа с поцелуем на щеке.

- Может он себе сам нарисовал на лице помадой, долго что ли?

возмутился муж, одновременно выглядывая свой багаж на ленте транспортера.

Его жена не сдавалась и спросила:

- Она?

Ответ был ясным и коротким: - Да.

- Да ты сам нарисовал, - не унимался муж.

- А телефон и имя женской рукой тоже написал?

в ответ спросил он.

- Ага, гони мои деньги, -

чуть ли не хлопая в ладоши, проверещала она.

- Ладно, ладно, сдаюсь, отдам дома, -

поникнув плечами и забирая свой багаж, сказал её муж.

И уже обращаясь к любителю почитать стихи попросил:

- Просьба есть, небольшая…

Ну, это самое, мог бы ты… о, йё, вы…

Мне сбросить этот стих, ну… который…

моей жене нравиться…

Лицо его жены очень медленно начало меняться от удивления.

Она просто не верила, что такое может быть:

- Ты хочешь его прочесть мне?  

Её глаза становились круглыми и их начала заволакивать влажная пелена.

- Ну, да… ну, он… ну, когда… он сбросит… во-общем, -

муж кое-как, слегка покрываясь испариной, пролепетал.

И посмотрел на соседа.

- Конечно, конечно, - поддержал его сосед,

достал свою визитку и отдал ему со словами:

- Сделайте мне прозвон,

 и я вам сброшу, прямо сейчас,

пока буду в поезде,

СМС-ку с адресом в нете,

где выложен стих этого автора,

ну и другие его, -

успокоил он его, но наверно больше её.

Она была в замешательстве:

- Ты не шутишь, ты – серьезно?

- Ну… да…, только это… я не быстро… это самое… прочитаю…

я и в школе то не мог толком заучивать стихи,

всё время еле на тройки вытягивал,

а деньги я сразу дома отдам, я не забуду, -

он попробовал сменить тему.

- Да не нужны мне эти деньги,

что я – денег не видела?

Старичок стоял радом,

искал свой багаж на медленно движущемся транспортере и был невольным свидетелем всему этому.

Он не переставал удивляться:

- Неужели ещё есть сила стихов?

Может быть это сон?

Девушка пошла ему на встречу.

Она не выдержала и не обращала внимание

на взгляды чуть ли не половины окружающей толпы.

Положила ему на плечи руки и хотела поцеловать,

но в последний момент увидела свежий след помады…

- Опять помада? -

с грустью спросила она…

- Опять?

Он посмотрел ей в глаза…

Она не знала что делать,

устроить скандал и расстаться,

или…

Она была в смятении и искала ответа в его глазах…

Он тихо прошептал ей в ухо:

 

- Женщина, страсть моя,

Не брани, не кричи, промолчи…

Женщина, страсть моя,

Я ведь твой,

Я – родной,

Ты прости…

 

 Едва услышав слова «… страсть моя…»,

её лицо вспыхнуло –

Не от слов – от воспоминая,

От того, что таится за этими словами…

Она молча вытащила упаковку из своей сумочки.

Достала влажную салфетку и нежно,

осторожно стерла с его лица след поцелуя.

А потом поцеловала его в другую щёку.

Теперь на его лицо была другая помада,

с другим запахом, с другим цветом,

с другим очертанием…

Это был её поцелуй, её «печать», говорящая: – Это моё…

Подошёл сосед по полёту…

Он понял, что как-то надо разрядить обстановку,

да и хотелось поближе разглядеть девушку…

Он также как и половина толпы не верил своим глазам…

Что может быть общего между ним и ею?

Её красота медленно и безвозвратно

растворяла разум присутствующих мужчин…

Он попробовал переключить её внимание:

- Это Задорный старик,

мой сосед, мой свидетель невинных дел…

Несколько панибратское отношение задело старика.

Немного смутила игра слов с фамилией.

Он не выдержал, его не остановил собственный опыт:

- Ну да, свидетель,

Он так рассказал стих бортпроводнице,

что она неловко повернулась

от внезапности произнесенных любимых слов

и, так невзначай, у неё расстегнулась пуговица на блузке

и разошлась молния на юбке…

Как будто-то не повезло…

Её взгляд перешёл с соседа на него.

Всего несколько долей секунды,

но он прочитал в этом взгляде многое…

Она с неверием в слова старичка искала подтверждение или…

- Да-а-а, - протянула она от неожиданности услышать такое.

В её голосе он слышал испуг – испуг, что это правда…

Она не выдержала:

- Ты уже раздеваешь словами?

Он понял – надо спасаться и повернул ей своего лицо с её «печатью»:

- Ты уже меня простила.

Его ответ застал её врасплох:

- Да-а-а, - с ещё медленным восприятием прошептала она.

И тут в её глазах вспыхнул огонёк львицы:

- Всю ночь будешь отрабатывать…

Блеск охотницы усилился:

- И не важно, сколько у тебя осталось…

Ему понравилось – он понял, как можно спастись.

Он осторожно, стараясь скрыть удовольствие мартовского кота промурлыкал:

- А ещё и денёк можно проработать?

Она не знала, что и ответить,

Она боялась поверить, что ничего и не было,

только чьи-то поцелуи, только в щёку…

- Да-а-а-а, - она еле скрывала свое желание поверить в догадку.

В её голосе было согласие и одновременно

боязнь признать, что может быть ошиблась.

Снова сверкнули глаза:

- Арсенал полный!?

- Наверное… поэтому… и происходит всё это…

потому что они видят… что он полный?

То ли спрашивая, то ли утверждая, то ли извиняясь, произнес он.

Этого было достаточно.

Она обхватила его руку и слегка повисла на ней

с большим желанием не отпускать,

и не позволять никому оставлять свои «печати»…

Маленький кусочек бумаги

с телефоном и именем лежал в кармане его пиджака…

Она не искала бы его, она никогда не ищет…

Она уже давно поняла:

если будешь искать –

то обязательно, обязательно найдешь повод,

Непременно…

И вся жизнь сложиться из этих вечных нахождений,

домыслов, причин, сомнений, догадок, терзаний и тихого скуления,

Каждый миг...

Каждый раз…

Каждый взгляд…

А на остальное уже не будет жизни –

не будет радости от всего остального…

Она давно это поняла:

Держи и не отдавай,

Цени то, что у тебя есть,

Есть именно сейчас,

Есть здесь, есть рядом, есть с тобой –

каким бы оно ни было…

А поскулить она всегда успеет – но только не сейчас…